Благодатная Оптина. Паломническая поездка.

Поминайте наставники ваша… их же взирающе на скончание жительства, подражайте вере их. Иисус христос вчера и днесь тот же и во веки. (Евр. 13, 7-8)

В первые июльские дни концертный хор центра «Умиление» под руководством Натальи Александровны Коротаевой совершил паломническую  поездку в одно из наиболее почитаемых Святых мест России – Оптину пустынь.

Благословенная Оптина. Ее видно из космоса – в советское время космонавты  засняли на фото столп света, идущий в небо именно из этого места. Ее прославили, воссиявшие, как светильники Божественного света, 14 старцев и братья - новомученники, убиенные на Пасху. Она тянет к себе, как магнит, православных со  всей матушки Руси. Благословенная Оптина. И нас сподобил Господь побывать здесь. И не просто так побывать – для каждого эта поездка была нужна и была послана свыше. До отправления было много изменений – менялся состав паломнической группы, менялось время, менялись  некоторые планы. Изменения были незначительные, но они были. И Господь управил все так, как было нужно Ему. На все воля Твоя, Господи!

День первый. Дорога на Святую землю.

Раннее летнее утро. Еще спят петухи и кукушка, живущая над озером. Легкий ветерок колышет листву. Все дышит прохладой. Сквозь серебристые облака пробиваются первые лучи солнца. У ворот Центра «Умиление» царит оживление. Через несколько минут мы - родители, детки, педагоги – идем в храм на утреннее правило.  Просим у Святителя Николая помощи в дороге, в нашем путешествии.

Поклонный крест, выезжаем из Заплавного, перекрестившись. Нас встречает рассвет. В Волжском остановка – загружается большая часть нашей паломнической группы. И вот, рассевшись  по местам, проверив - все ли взято, помолившись отправляемся в путь. Путь, который приведет нас к Богу - в самое сердце  Святой Руси.

18 часов дороги – как маленькая отдельная жизнь. Сама дорога готовила нас к чему-то большому и светлому. Готовила тем, что  показала такие красоты, такие места, которые не могли никого оставить равнодушным – Тамбовская, Рязанская, Тульская, Калужская область, Тула и Козельск, много красивейших сел и деревушек. Множество храмов и часовень, предвещающих важную встречу.

Ровной серой лентой вьется дорога. Высоко в небе парит орлан. Желтоглазые ромашки выглядывают из-за скромных васильков. Вот свежевспаханное поле на возвышенности, похожее на легкий шоколадный кекс на изумрудном блюде. Величавые сосны укрывают от солнца участок дороги. Проплывают мимо в сочной зелени поля островки бледно-сиреневых неизвестных цветов. И встают живой стеной белоствольные березки, за которыми скрыто кукурузное поле. Небо становится все выше, облака – пышнее и отчетливее.

- Богородице, Дево, радуйся,  Благодатная Марие, Господь с Тобою, - поют все. И такая всеобщая радость царит в автобусе, словно одна большая семья собралась вместе. Чувство единения, чего-то общего, чувство тесной связи – вот она гамма чувств этих дней.

Молитвенно просим Святителя Николая, Оптинских старцев и архистратига Михаила благословить нашу поездку. И, кажется, что каждое слово молитвы говорится не языком, а сердцем. Хочется читать и читать слова Святых текстов, не умолкая ни на миг.

Как настройщик приводит в порядок музыкальный инструмент, так и молитва приводит в порядок душу. Радость, тихая, внутренняя радость. Душа радуется, слух радуется, глаз радуется.

Вот ольха и акация проплывают за окнами и, качая ветвями, словно приветствуют нас. Знак перекрестка напомнил о кресте.  Дорога уходит в лесную гущу. И с обоих сторон дороги встает зелень леса – сочная, яркая, живая.

Почему-то хочется молчать и собирать в свое сердце по крупицам всю эту красоту. Нанизывать каждый момент, каждую новую минуту, как жемчужинку, на невидимые нити души. Может для того, что бы создать этакое ожерелье из воспоминаний, теплых мгновений? 

«До Борисоглебска 5 километров» - молчаливо говорит указатель. Дороги разбегаются влево  и вправо, очерчивая полукруг, но наша дорога – прямо. Одинокая серая корова лениво пережевывает траву. Впереди – желто-зеленая поляна, такая яркая и радостная, словно кусочек солнца опустился на землю. В голове всплывают слова из Богородичного канона:  «Высшую небес и чистшую светлостей солнечных, избавльшую нас от клятвы, Владычицу мира песньми почтим». И откуда-то изнутри просится молитва, звучащая потом не умолкая: «Богородице, Дево, радуйся».

Вот и Тамбовская область встречает нас полями свеклы и капусты. Ветер колышет неизвестную пушистую траву вдоль дороги. Смотришь на эту картину, и кажется тебе, что кто-то большой и невидимый ласково треплет мягкую шкуру доброго зверя.

Указатель на Липецк и Воронеж. Облака закрывают небо белоснежным покрывалом.  Ровные ряды плодовых деревьев выныривают из-за поворота, словно фруктовая армия. Желтые поля горчицы радуют глаз. Кущи деревьев тоже. Под ними  на деревянных скамеечках сидят старушки в панамах и дедушки с палочками, видно кого-то ждут.

Вот озеро с солнечно-желтыми кувшинками промелькнуло за окном. Березы становятся выше, поля – шире, а дорога – еще ровнее – пошел свежеотремонтированный участок. Детский смех, веселые голоса, добрые разговоры – в автобусе царит своя особая атмосфера.

Указатель «Рязань, Москва». Облака почти касаются земли на горизонте. А ближе к нам  - такие надутые, словно воздушные шарики, плывут так важно и медленно над полями. Почти каждое село  вдоль дороги венчает купол храма. Храмы, храмы, храмы – кажется, им не будет конца. Они, вроде бы и похожи, и в то же время такие разные.  Видишь их –и душа радуется. Даже не радуется – ликует.

Рязанское раздолье встречает нас легким дождем. Капли бегут по оконному стеклу горизонтально, словно стремятся догнать друг друга. А уже через несколько километров пути вновь выглядывает солнце. Вдоль дороги черным-черно – это стаи грачей. И так внезапно выплывает с голубыми куполами храм, цвета лебединого крыла. Над ним и по-над деревьями плавно движутся пушистые тучи серо-мышиного цвета. Но вот, под солнечными лучами они преображаются в облака, которые и по цвету и по форме напоминают лебедей. Облака-птицы, облака-животные, облака-горы. Они то выстраиваются рядами, то рассеиваются, а то вдруг покажут тебе на горизонте облачный город – окраину неведомой страны. Желтые кустики встают, как восковые свечки. Пышные деревья издалека кажутся огромными меховыми шапками. Глядя на такую природу, понимаешь, почему так воспевал ее Есенин.

Тульская земля встретила нас цветами - огромными молочными цветами, так похожими на зонтичный укроп, только  в человеческий рост. В полях круглые копны сена. Проплывают резные деревянные домики с палисадниками. Стайки мелких птах взлетают из травы на холмах.  Вот вынырнула серо-рыжая лиса. Березы стали еще выше, кажется – вот-вот коснутся низких облаков.  Господи, как же красив этот Божий мир! И не познать человеку до конца мудрость его Творца!

Какая-то тихая радость и окружение близких-близких людей. Чувства не смешаны, а как будто бы сами расстанавливаются по местам.  И ожидание чего-то большого, такого светлого – того, что перевернет жизнь, высветлит душу. Эта встреча уже близко. Совсем немного остается пути до Оптиной пустыни.

 Вот уже и Калужская область  встречает нас величественными соснами. Высокий мост через маленькую речушку, закатное солнце проглядывает сквозь живую еловую изгородь, выплывает розовая поляна шалфея. Все дышит прохладой. И вот открывает захватывающий пейзаж – изумрудная равнина, за которой встают облака, словно синие горы, последние лучи солнца ласкают все. Впереди – Козельск, а за ним – Оптина пустынь.

И вот мы на месте. Наверное, почувствовали все – такое величие, такая строгость, и одновременно – любовь, большая и всеобъемлющая. Это все царит в воздухе. Тихо переговариваясь идем заселяться. Дивный воздух.  Ночное небо над Оптиной, на удивление светлое. Помолившись, засыпаем в уютных номерах-кельях. Засыпаем с ощущением, что ты попал в гости к кому-то родному и близкому, кто тебя очень-очень ждал. Первая ночь  в Оптиной. А каким же будет утро здесь?

День второй. Благословенная Оптина: У мощей старцев. В часовне новомучеников. На источниках.

Просыпаемся от дождевых капель, барабанящих по  окну. Легкий дождь, несущий с собой свежесть встречает нас здесь. Как говорил кто-то из святых – дождь – это Божье благословление. На подходе к воротам монастыря дождь прекращается и выглядывает солнце. Территория монастыря, словно окружена небесным кольцом – голубое безоблачное небо, заполняется облаками, они темнеют, превращаясь  в грозные тучи.

 Но тучи вновь светлеют, делятся на отдельные облака, которые тают в небесной глади. Так закольцовано небо. Как знак того, что  ничто не вечно. И приходит на ум надпись  на кольце Соломона о том, что  все проходит и это пройдет.

Будучи здесь, на такой Святой земле понимаешь, что  каждый взгляд, каждый шаг, каждое слово – это знак свыше. Здесь все не просто так. Здесь ощущается строгость и присутствие тех, кто уже давно на небесах.

Заходим через святые врата обители и встречаемся с Оптинскими старцами – вот они ласково взирают на нас со стен. Крестишься, кланяешься, и даже не совсем верится, что мы здесь – в Оптиной пустыни. Делаешь несколько  шагов и замираешь от Божественной красоты, царящей вокруг. Впереди – колокольня цвета морской волны, слева  кораллового цвета храм Преображения Господня, справа – храм цвета небес – храм Владимирской иконы Божьей матери, чуть дальше – красивейший бирюзовый  Введенский собор. Наш путь лежит туда.

Входишь под своды собора и … чувствуешь, что Тот, к кому ты шел – рядом, совсем рядом, вот здесь. Огоньки от сотен свечей, стройное пение монашеской братии, аромат ладана. Подходим к раке с мощами Нектария Оптинского. Каждый из нас – и самый взрослый, и самый маленький приложился к мощам Святого, приложил иконочки, четки, нательный крестик, в надежде на благодать Старца. Наверное неспроста к самому первому - к нему нас подвел Господь. Именно Старец Нектарий высоко ценил послушание, говоря: «Примите совет на всю вашу жизнь: если начальники или старшие вам предложат что-нибудь, то, как бы трудно ни было или как бы высоко не казалось, не отказывайтесь. Бог за послушание поможет».

Стоишь на службе, а в голове лишь одна мысль: «Господи помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй». И сами собой слезы катятся по щекам, словно что-то выходит из тебя, что-то лишнее, не нужное, неугодное Всевышнему.

После службы подходим приложиться к мощам Амвросия Оптинского. В благоговейном почтении опускаешься перед ракой с его мощами на колени и просишь, не переставая: «Преподобный Амвросий Оптинский, моли Бога о нас». Ощущаешь, но еще не осознаешь всю святость того места, где ты стоишь.  Приходят на ум знаменитое изречение Старца: «Жить - не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем моё почтение». И только здесь, возле него – возле Святого Старца понимаешь всю глубину, весь смысл этих слов. И с этим пониманием что-то внутри тебя, где-то в глубине души, начинает переворачиваться, шевелиться, словно желая встать на свое место.

Ходишь по храму  с каким-то внутренним трепетом, прикладываешься к иконам и шепчешь: «Спасибо, Господи, что  ты привел нас сюда».

Между храмами зеленый уголок, где нашли свое упокоение монахи и монахини. Шумит над их могилами сень листвы, поют птицы, разносится колокольный звон. А они откуда-то с неба смотрят на нас, молятся, вымаливая прощения всем нам.

И вот выплывает из-за деревьев часовня в честь Воскресения Христова, что стоит на месте погребения убиенных Оптинских братий: иеромонаха Василия, иноков Трофима и Ферапонта.

Несколько месяцев назад была прочитана книга Нины Павловой «Пасха Красная», прочитана за пару суток, прочитана в слезах. После ее прочтения до боли захотелось побывать в Оптиной пустыни, побывать на могилах новомучеников. Именно у них, а почему – не знаю. Помнится, после прочтения этой книги просила у них, мол, Трофимушка, Василий, Ферапонт, помогите мне, сподобьте побывать у вас. И вот мы тут.

Заходим в Часовню, и снова слезы катятся не переставая. Не только у меня. Но это не скорбные слезы, нет, это что-то другое, пока не объяснимое. Три креста, три могилы, три лампады. Святые мученики иеромонах Василий, инок Ферапонт и инок Трофим, молите Бога о нас. Каждый из нас просит о чем-то своем. Каждый из нас принес братьям что-то свое, такое сокровенное, такое наболевшее. То, о чем больше ни у кого не попросишь. Слезы катятся, а внутри что-то теплеет. Такое чувство, что  от лампады зажглось и сердце. Зажглось чем-то новым, нужным, таким необходимым. И стало как-то спокойно и тихо внутри, как становится тихо после грозы. Когда солнце еще не выглянуло, но все успокоилось. Такая тишина в ожидании светлого чуда.

«Святые мученики иеромонах Василий, инок Ферапонт и инок Трофим, молите Бога о нас» - поет наш хор. Общей молитвой просим у новомучеников заступничества и предстательства пред Господом.

Здесь, в Оптиной пустыни то ли небо опустилось  на землю, то ли земля поднялась  к небу. Так они близко друг к другу! И время здесь другое, не такое как у нас. Оно течет по своим особым законам. День идет, словно длинная нить, идет, и кажется – нет ему ни конца, ни края. Просто  в голове не укладывается, как один день вместил в себя столько событий. Мы побывали во многих местах, сделали все то, что было нужно. И это без спешки, без суетности, с молитвой.

Возвращаемся во Введенский храм – идет чтение канона Преподобному Амвросию Оптинскому. Рака с мощами открыта. Можно взять книжечку с каноном, что бы присоединиться к общей молитве.  И как радостно становится на сердце, когда вместе со всеми поешь: «Преподобне отче наш Амвросие, моли Бога о нас».

После чтения канона прикладываемся к мощам Преподобного Старца. И, словно, какая-то сила держит тебя возле них, не отпускает. Хочется стоять и молиться, вставать на колени, делать поклоны…и даже просто быть здесь.

В этом храме Господь сподобил нас потрудиться во славу Божию – помочь в уборке храма. И радостно на душе от того, что  Господь принимает твою малую лепту.

Выходя из храма, многие из нас ощутили чувство небывалой легкости. Кто-то про него говорит – «как крылья за спиной выросли», а кто-то: «как мешок с камнями с плеч свалился» - легкость она у каждого своя, так же, как и груз.

Останавливаемся у храма,  построенного в честь Преображения Господня. Отсюда открывается прекрасный вид,  который так и просится на картину художника. А если не на картину, то  на фотографию на память. И появляется особое чувство – хочется, как губка, впитать в себя эту красоту, это умиротворение, это особый воздух. Впитать в себя, что бы он на долгое время согревал изнутри, даруя мирный настрой. Узнаем – можно ли посетить этот храм.  Входим под его своды.

Храм небольшой, но такая благодать царит в нем, что не передать словами. Здесь  мы приложились к мощам Оптинского Преподобноисповедника Рафаила (Шейченко),  к камню с горы Фавор, где было  Преображение Господне. В этом храме можно попить и набрать святой воды. Что мы и сделали.

Выходим из монастырских врат и направляемся через лес к святым источникам. Высокие вековые сосны, кажется, упираются макушками  в  небо. Зелень вокруг дышит такой свежестью, такой легкой прохладой. Солнечные лучи, проникая, сквозь ветви, ласкают каждого, проходящего по тропинке.

Вот развилка и указатель с направлением на источники – Преподобного Пафнутия Боровского и Сергия Радонежского.

Идем  к первому. Серой лентой вьется наша тропинка и выводит на поляну, окруженную еловым шатром.

9660Под одним из деревьев – крест с молитвой Преподобному Пафнутию. Чуть поотдаль – колодец со святой водой. И как каравай на блюде, стоит на поляне купель. С одной стороны – мужская, с другой – женская. Заходим по очереди – сначала взрослые, потом детки. Звучит непрерывная молитва Пафнутию Боровскому.

К этому источнику, к этой купели идут за исцелением, идут с немощами.  И всем помогает Преподобный. Обжигающе-холодная вода – святая и дает исцеление и здоровье  каждому по  вере его.

Выходим из купели, легкий ветерок обдувает, солнце ласково светит, от которого жмурится детвора. Набираем воды из источника – себе, родственникам, знакомым – для каждого важна эта вода.

Возвращаемся к развилке и идет в другую сторону – к источнику Сергия Радонежского,  удивляясь  по дороге всему – высоте деревьев, насыщенности  цветов, могучим корням, лесной тишине, коричневой речной воде. Но  самое большое удивление впереди. Это святой источник.

Колодец, выложенный из бута, с вкраплениями морских ракушек, а  посередине – крест, из которого льется вода. Внутри она бурлит, шумит, словно даруя энергию своими звуками. Ну как не окунуться в такой источник!

Выходишь из него обновленным, чистым внутренне. Даже мысли, как будто промылись от сора и грязи, накопившихся в голове. Это почувствовали многие.  В отдаление от источника устраиваем небольшой привал – легкий перекус на свежем воздухе, что может быть лучше! И трогаемся в обратный путь. Возвращаемся в кельи – оставить лишние вещи и захватить теплую одежду – вечереет, может похолодать.

Хочется снова войти в монастырь, побродить по  нему, останавливаясь  через несколько шагов – здесь каждый камень, каждый кустик, каждый уголок пропитан святостью и благодатью. Но едва мы проходим через ворота, как видим идущий навстречу нам крестный ход! Господи, какая благодать!

Идем вслед за монахами против часовой стрелки снаружи - вокруг монастырской ограды. За нами еще люди присоединяются по пути. Кто-то впереди говорит: «Вчера мало людей было, а сегодня, смотри, сколько нас!» Крепкие монастырские стены поражают своей толщиной. Красота монастыря, увиденная с внешней стороны, поражает тоже. Чудны дела Твои, Господи!

И вот мы вернулись  к монастырским вратам. Крестный ход заходит внутрь, паломники остаются снаружи. Врата закрываются до 5 утра нового дня. Наш хор дружным кругом встает вокруг  своих наставников – Натальи Александровны Коротаевой и Марины Александровны Меркуловой. Через несколько мгновений раздается радостно-удивленный единогласный вздох.

И звучат, не переставая, слова благодарности от ребят. Они получили памятные подарки – иконы Оптинских старцев,  иконы Преподобного Амвросия Оптинского, особую ручку с надписью «Оптина пустынь». Детской радости нет предела. Чувство особой сплоченности, словно накрывает, нас.

Отправляемся дружно вверх от монастырских врат – нам предстоит небольшой путь – к источнику Амвросия Оптинского. Идем через вечерний лес. Где-то в глубине его щебечут пташки. Идешь и понимаешь, что по этой самой дороге ежедневно ходят монахи. По  ней ходили тысячи паломников до нас – и сейчас, в прошлые века. И именно по этой дороге ходили Пресвятые Оптинские старцы.

Выходим к источнику. Хор поет: «Преподобный Амвросий Оптинский, моли Бога о нас». Умываемся и пьем из источника. Приходит мысль о том,  что мол, жалко, что не в чего взять с собой эту воду. Но ее отгоняет другая – все с собой не унесешь. Хватит и того, что  уже взято. Радоваться нужно, что такая возможность – испить из этого источника. И как напоминание – табличка в аккуратной клумбе: «Помните,  что  вы находитесь на Святой земле».

А прямо перед нами – врата в Иоанно-Предтеченский скит. Скит – это сердце Оптиной Пустыни — мест, где бьется пульс ее жизни, откуда исходит та благодатная сила, которая освящает жизнь насельников монастыря. По обе стороны от врат – кельи. Слева – келья Преподобного Варсонофия,  справа – Преподобного Амвросия.

 И в той келье, что справа, светится огонек в окошке. Снова наворачиваются слезы, от осознания святости той земли, на которой сейчас стоим. И вспоминается книга «Женская исповедь». И, кажется, что вот-вот, сейчас, откроется дверь и выйдет на ступеньки батюшка Амвросий. Так живо чувствуется его присутствие. И идет тепло со стороны скита. Живое тепло. Это прочувствовал каждый из нас.

Темнеет, легкие сумерки надвигаются на Оптину пустынь. Пора отправляться в кельи. Дорога к нашему временному пристанищу лежит мимо восстанавливающегося  храма Всех Святых на монастырском кладбище. Только обращаем внимание, что на ухоженных клумбах цветы растут лишь по краю – оранжевая календула, а центральное место занимают тыквы, посаженные в шахматном порядке, а вдоль ограды растет смородина –черная и красная. Каждый кусочек земли здесь приносит не только радость красоты, но  и пользу.

Ночь спустилась на Оптину. Сидим в келье. Тишина. Легкий шум ветра за окном убаюкивает. Перечитываем грехи. Что-то дописываем,  что-то переписываем. Завтра исповедь. Господи, сподоби нас исповедаться и неосужденно причаститься Святых Твоих таин на этой Святой земле!

День третий. Исповедь. Причастие. Отъезд.

Раннее оптинское утро. Свежие и бодрые идем во Владимирский храм. Его мы еще не успели посетить. Но сегодня там исповедь. Тишина храма обволакивает нас. Говорить совсем не хочется. В голове снова лишь одна мысль: «Господи, помилуй. Господи, помилуй. Господи, помилуй». Людей в храме еще мало.  Подходим к раке с мощами одного из Оптинских Старцев - Анатолия (Потапова), прикладываемся,  прикладываем подаренные вчера иконы. И понимаем, что именно нам даровал Господь! Какую возможность! В этом храме – мощи сем и Оптинских старцев - Льва, Макария, Илариона, Анатолия (Зерцалова), Варсонофия, Иосифа.  И каждым мы смогли приложиться! Паломников становится больше – все идут на исповедь, идут и трудники. Очередь к батюшке длинная. Какое счастье, что есть такая очередь! Стоя на коленях возле батюшки, перечисляем грехи. И вот тут-то точно приходит чувство свалившейся тяжести. Словно мешок с плеч упал, словно вынырнул из-под воды, словно вышел из дымной комнаты и наконец-то глотнул свежего воздуха… Да много сравнений приходит на ум.  Слава тебе, Господи, слава Тебе!

Небо хмурится, тучи спрятали в своей глубине не только солнце, но и его лучи. Начинается Божественная Литургия. Ее красоты не передать словами. Такое чувство, что  ты оказался совсем в неведомом мире – таком светлом и чистом, таком добром и ясном. Служба проходит на одном дыхании. Кажется, вот только были слова священника: «Благословен Бог наш…», как уже звучит: «С верою приступите…»

Отходишь от Чаши с какой-то детской улыбкой, с чувством умиления и слезной радости. Спасибо, Господи! А на улице – дождь. Быстрые ручейки бегут, омывая ноги. Мы идем в часовню  к убиенным братьям перед отъездом. Прикладываем к надгробьям их изображения.  Отсюда не хочется уходить. Хочется стоять на коленях перед крестами, хочется молиться, молиться и молиться. Новомученники Оптинские отец Трофим, отец Василий, отец Ферапонт, молите Бога о нас.

Наше время пришло для того, чтобы отправиться домой. Крестимся стоя перед выходом из монастырских врат.  И в этот момент раздается удар колокола. Кто-то заметил: «нас провожают». Может и, вправду, это знак свыше был?

Время отъезда. Кажется, собрано все – сумки, пакеты, рюкзаки. Готовимся к выходу.

Но интересное чувство появилось  впервые. Бывает  так, что когда уезжаешь откуда-то, то на душе грусть, а порой и тоска, кажется, что ты что-то здесь оставило или забыл. А сейчас новой чувство – легкая тихая радость и такое ощущение, что где-то внутри, в самой душе, у тебя все встало на свои места, все сложилось,  как кусочки детской мозаики, как картинка из паззлов. Ушло что-то негативное – злость, обиды, раздражение, недовольство – они вообще никак не чувствуются. А появилось что-то целое и светлое. Как будто зажгли внутри восковую свечу – такую тонкую-тонкую, желтого цвета и с легким медовым ароматом. Странное новое и такое непривычное чувство.  

И вот мы в автобусе. Снова наша дорога идет через сосновый лес, горчичные поляф, черноземные просторы. Мария Вадимовна Шепелева вспоминает с ребятами о том, где они были,  что  посетили, такая получилась  своеобразная экскурсия. А в конце она сделала подарок всей группе – подарила изображение трех братиев новомученников Оптинких каждому из нас.

Эта паломническая поездка для каждого стала открытием самого себя.  Каждому она дала то, что было нужно именно в этот жизненный момент.  Воистину наша русская земля полна святых мест, где успокаивается наша грешная душа и наполняется целебными силами святой молитвы.

Иоанна СТАВИЦКАЯ

Дополнительная информация